Последние публикации

С новыми законами любое СМИ может оказаться под риском

С новыми законами любое СМИ может оказаться под риском

В мае Жогорку Кенеш принял ряд изменений в законы о СМИ и рекламе и Уголовный кодекс. Чем грозят принятые поправки средствам массовой информации?

Сегодня качество принимаемых законов, регулирующих деятельность СМИ, падает. Возможно, эта ситуация присуща в целом уровню законотворчества в нашей стране. Непонятно, как исполнять новые законы, нет механизмов, нет взаимоприложения с другими законами, в чем их смысл и каким будет результат.

Например, с целью защиты общественной нравственности приняты поправки в ряд законов, в том числе в закон о СМИ и о рекламе. Изменениями устанавливается ответственность, если «под видом» (а именно этот оборот используется в законе) объявления о предоставлении массажа на самом деле скрываются непристойные услуги сексуального характера. Только как СМИ определять, что одно объявление «этично», а другое нет? Ездить, уточнять и проверять на соответствие каждое объявление?

Складывается ощущение, что депутаты, принимая закон, вообще не думают, как он будет исполняться. Ну, а если закон невозможно исполнить на практике, тогда зачем принимать заведомо неисполнимые законы? И такая ситуация никого не волнует.

Так было с Законом «О телерадиовещании» от 2008 года, где телерадиокомпании должны производить более половины собственного продукта и более 60% - национального аудиовизуального. Ну не производят столько продукции наши СМИ, а значит, игнорируют норму закона. И что, кто-то у них отозвал лицензию? И тогда, и сейчас мы говорим: надо создавать условия, а не запреты. Не надо торопиться запрещать. Здесь уместна поговорка: семь раз отмерь, один раз отрежь. У нас все наоборот.

Если говорить о поправках в статье 329 УК КР («Заведомо ложное сообщение»), то депутаты в своей справке-обосновании отметили, что данные изменения не ограничивают свободу слова средств массовой информации. Однако, раздавая интервью, проговаривали, что таким образом они хотят пресечь «поток грязи и клеветы, который разливается на страницах СМИ, а в кулуарах уже прямо указывали на необходимость замены декриминализованной статьи «Клевета» другой аналогичной, «карательной» статьей.

Если сами депутаты понимают закон двояко, то что уж говорить о правоприменителях. Ведь если данный закон направлен против недобросовестных граждан, которые намеренно вводят в заблуждение следственные органы, то речь должна идти о «заведомо ложном заявлении», а не сообщении. В принятой же формулировке те самые, имеющие злой умысел граждане не подпадают под действие данной статьи 329 Уголовного кодекса даже в том случае, если их заявление будет намеренно и заведомо ложным. И таких коллизий и небрежностей в этом законе много. Не говоря уже о несовместимости такого закона с Конституцией, где запрещается уголовное преследование за слово. К сожалению, закон был не только принят парламентариями, но и подписан президентом.

Как он будет применяться, покажет время. Но, следует помнить, что если у правоприменителя, в данном случае следователя, нет возможности определить, что мог иметь в виду законодатель, то он вынужден толковать нормы произвольно. И наверняка, «произвол» будет применяться в результате «указаний сверху»: на нарушения одних будут смотреть сквозь пальцы, а другие «инакомыслящие» будут отвечать по всей строгости закона. А значит, такие дела автоматически на уровне принятия решения о возбуждении уголовного дела против журналиста должны считаться политическими.

Никто не говорит, что журналисты не должны нести ответственность за распространение недостоверной информации. Но мы не просим изобретать велосипед, а регулировать деятельность СМИ уже имеющимися законодательными механизмами. Если и принимать законы, то лишь те, которые создают благоприятные условия для развития СМИ как бизнеса и которые будут способствовать развитию института саморегулирования.

У нас же по старой памяти все проблемы государство пытается решить запретами. Но запреты государства не смогут сделать журналистов более этичными или профессиональными. Более запуганными, менее критичными – да. Но проигрываем от этого только мы, граждане нашей страны, недополучая общественно-значимую информацию.

О защите СМИ в суде

Пока эти законы еще не применялись в отношении журналистов. Но с новыми законами количество рисков для СМИ увеличилось настолько, что любое из них, даже если вело себя разумно и старалось ничего не нарушать, может оказаться под риском. Думаю, угроза может нависнуть в первую очередь над журналистами небольших изданий и региональных СМИ. На них могут начать апробацию наказания по заведомо ложному сообщению. Но все зависит от первых прецедентов. Если журналисты не «разнесут» того следователя, который первым заведет уголовное дело против журналиста, несмотря на все заверения власть имущих, что это не является наступлением на свободу слова, то снежный ком будет только нарастать.

Как правило, мы сталкиваемся с гражданскими делами по защите чести и достоинства. Причем с требованиями к СМИ зачастую выступают действующие и бывшие депутаты и чиновники. К примеру, есть дело лидера одной из депутатских фракций в отношении одного Интернет-сайта, где размер требуемой моральной компенсации составлял 100 тысяч сомов. Решением суда исковое заявление удовлетворено частично, взыскана компенсация морального вреда в 10 000 сомов. Как сторона защиты мы обжаловали данное решение суда, не согласившись с суммой компенсации, надеемся на положительный исход дела. Таких процессов у нас - десятки.

О защите СМИ, конфликтующих с властью

Раньше политические судебные решения были отнюдь не редкостью. К примеру, в марте 2010 года судом в целях обеспечения иска была приостановлена деятельность газеты «Форум». Газета обвинялась в призывах к свержению конституционного строя, хотя единственный призыв, который сделал журналист в своей статье - это несогласие с теми, кто попирает такие базовые принципы, как политический плюрализм и верховенство Конституции.

Но на сегодня в нашей практике нет случаев, когда судьи вынуждены принимать решения под давлением. Основная часть исков приходится на бишкекские СМИ, поэтому большая часть процессов идет в столичных районных и городском судах. И мы почти всегда видим желание разобраться в проблеме и вынести законное справедливое решение.

Бегаим Усенова, директор Общественного фонда «Институт Медиа Полиси».

Ссылка на оригинал публикации : rus.azattyk.org

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...