Последние публикации

Я стала келинкой — Наталья Кролевич о сокровенном именитому боксеру

Я стала келинкой — Наталья Кролевич о сокровенном именитому боксеру

Какие сложности испытывают интернациональные семьи, что важнее для женщины — карьера или семья, а также какая черта характера украсит каждого мужчину, выяснили многократный чемпион СССР, Японии, Европы, Азии и Океании и мира по боксу Орзубек Назаров и бишкекская телеведущая Наталья Кролевич.

В рамках проекта Sputnik Кыргызстан "Интервью наоборот" в студии редакции встретились ведущая и продюсер телеканала "Апрель" и многократный чемпион по боксу. Герои проекта были знакомы задолго до встречи в студии Sputnik, только во время всех предыдущих разговоров вопросы задавала Наталья. На этот раз ситуация изменилась на 180 градусов.

— Наталья, не раз ты брала у меня интервью, сегодня мы поменялись местами (смеется). Беседовать я люблю, тебя знаю как строгого, профессионального журналиста. Мне интересно узнать твою историю. Готовясь к беседе, в Сети нашел о тебе скудное количество информации. Например, узнал, что ты коренная бишкекчанка.

— В третьем поколении.

— Я читал, что твои родители — энергетики, и бабушка с дедушкой тоже. Почему ты не пошла по их стопам?

— Мои предки, как я считаю, внесли значительный вклад в развитие нашей страны. Дедушка — заслуженный энергетик. Он был в числе тех, кто строил Бишкекскую ТЭЦ. Второй дедушка был заместителем председателя горисполкома, сейчас эта должность называется "вице-мэр".

Если честно, энергетика меня точно не интересовала. Глядя на то, как тяжело работалось родителям, я не стремилась идти по их стопам. Мне и брату никто не навязывал выбор профессии, нас даже не подталкивали.

После школы я поступила сначала в архитектурно-строительный. Думала, буду дизайнером интерьеров. Потом наудачу подала документы в КРСУ на факультет международных отношений, куда успешно поступила и выбрала журналистику.

— Раз мы заговорили об этом, расскажи о своей семье.

— Это самое главное, что есть в жизни. Я не стою перед выбором: карьера или семья. Семья — это однозначно самое главное.

Я довольно долго была в декретном отпуске, за короткий срок умудрилась родить двоих детей с разницей в полтора года.

Три года моя жизнь состояла из готовки котлет, супчиков и компотов. Сейчас ничего не изменилось, просто дети подросли и ходят в сад, а у меня появилось время работать.

— У меня семья межнациональная, часто спрашивают о том, как мы уживаемся. У тебя ведь такая же ситуация, твой супруг кыргыз?

— Накта кыргыз.

— А ты православная? Каких традиций в семье вы придерживаетесь?

— Я очень благодарна моей семье — родственникам мужа — за то, что не было ни одного момента, когда я ощутила бы свою инородность. Никогда никто мне не указал, что я не своя. Буквально сразу я гармонично вошла в большую кыргызскую семью.

Что касается традиций, у нас одинаково отмечаются и мусульманские, и православные праздники. На Пасху мы красим яйца, на айт жарим боорсоки. Что касается веры, наши дети сами сделают выбор, когда подрастут.

Печальный эпизод в жизни — это когда не стало папы. Каково было мое удивление, когда поток людей, мои родственники по мужу шли нескончаемым потоком в нашу небольшую квартирку на Льва Толстого.

Народу было много, люди шли, чтобы выразить соболезнования, предложить помощь. Мама в недоумении спрашивала: "Кто это?". Я объясняла, что это родственники Бакира (мужа. — Ред.), что она может их не знать лично, но они пришли нас поддержать. В те трагические для нашей семьи минуты это действительно была колоссальная поддержка.

— У кыргызского народа этого не отнять.

— Но, когда дело касается застолья по случаю какого-то праздника, свое место знаю — я келин, мое место на кухне. Если пришли родственники, нам, снохам, нет места за общим столом. Я понимаю и принимаю это.

— О чем ты мечтала в детстве?

— Я росла в непростой период: конец 80-х – начало 90-х. Тогда всем было тяжело. У нас была самая обычная семья, родители — работяги, которые привыкли все по совести делать. Бывало, денег совсем не хватало. Очень скромный стол: без мяса и изысков.

Я мечтала о благополучии, чтобы нужды не было в семье, чтобы родителям не приходилось так вкалывать, чтобы жилось немного легче. У Деда Мороза просила мандарины и книги — понимала, что мы не можем себе этого позволить.

— Мне интересно узнать, какие черты тебя раздражают и, наоборот, привлекают в мужчинах и женщинах.

— Мы сейчас говорим о внутренних качествах или о внешних?

— Обо всех. Я считаю, что внешне мужчина должен быть немного красивее обезьяны.

— Мне не нравятся худые мужчины. Еще я не люблю, когда мужчина очень много говорит ни о чем. В этом отношении мой супруг идеален — он мало говорит и много делает.

В женщинах меня раздражают глупость, ксенофобия, завистливость и истеричность. Катастрофа наступает тогда, когда все эти качества объединяются в одном человеке…

— Помнишь, в 2009-м ты выиграла конкурс "Стремление" среди журналистов? Как коллеги отреагировали на твою победу?

— Для меня та победа стала сюрпризом. "Лучший тележурналист года" — моя единственная крупная награда. После этого хотелось делать больше, работать качественнее. Признание такого рода проводит селекцию среди друзей, коллег, коллег-друзей. Сразу начинаешь понимать, кто искренне за тебя радуется, а кто нет.

— Я убежден, что друзья познаются не в горе, а в радости. Не каждый может выдержать успех близкого…

— Вы правы. Когда читала обсуждения в Интернете о себе, удивлялась негативным комментариям в мой адрес. Вроде, никому плохого не делала, но откуда столько ненависти…

Еще больше удивилась, узнав, что гадости обо мне писали коллеги. Те люди, которые смотрели в глаза, улыбались и были милы при встречах.

— Что бы ты изменила, если появилась бы возможность вернуться на 20 лет назад?

— Профессию, спутника жизни конечно не поменяла бы. Я абсолютно счастливый человек, действительно всем довольна в жизни.

Что поменяла бы? Наверное, больше общалась бы с близкими, которых уже нет. Больше времени проводила бы с папой. Это же касается бабушек, дедушек.

— Мы обсудили много тем. Теперь мне интересно, чего бы ты пожелала тем, кто прочитает этот текст?

— Я не буду оригинальной. Хочу всем пожелать стабильности — и государству нашему, и семьям, которые его формируют. Пусть дома будет тепло и уютно. Пусть будет в радость возвращаться туда.

Я очень хочу, чтоб душа не болела за будущее наших детей, но это уже другой разговор. Хочу пожелать всем внутреннего покоя, гармонии и уверенности в завтрашнем дне.

— Меня очень зацепили твои слова о мечте: мандаринах, книгах. Знаешь, я бы хотел пожелать, чтобы у твоих детей, нет, у всех детей Кыргызстана не было такой мечты. Чтобы возможности позволяли им мечтать стать как минимум космонавтом или президентом.

— Однако "мандариновая" мечта — это хорошая мотивация. Почему ребята из сел пробиваются, приезжая в столицу? Потому что у них она есть. Они хотят хороших условий для себя, для детей.

— Хочу закончить мысль и пожелать, чтобы у твоих детей мечты были более глобальные — о Кыргызстане. Потому что мы родились и выросли здесь и останемся тоже здесь. Ну и самое банальное — это здоровья и благополучия.

Ссылка на оригинал публикации : ru.sputnik.kg

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...