Последние публикации

Ветеран спецподразделения «Альфа» КР об угрозе терроризма и как с ним бороться

Ветеран спецподразделения «Альфа» КР об угрозе терроризма и как с ним бороться

В последнее время в новостных лентах СМИ Кыргызстана участились сообщения о подготовке на территории республики террористических актов в связи с массовым возращением на родину кыргызстанцев, участвовавших в боевых действиях в Сирии. Президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» КР Юрий Погиба в интервью агентству «Кабар» рассказал о степени угрозы данной опасности и мерах его предотвращения.

- Какова степень террористической угрозы в Кыргызстане?

- Угроза террористических актов, к сожалению, существует постоянно, и в силу того, что геополитическая обстановка стремительно меняется, данная ситуации еще больше усугубляется. Все эксперты отмечают, что пока ситуация террористического подполья в целом не будет взята под единый контроль и не произойдут на местах миротворческие процессы, говорить о полной безопасности граждан даже в отдельных регионах, не говоря уже о Кыргызстане в целом, невозможно.

- Как нужно с этим бороться?

- Здесь на первое место выходит правильное понятие граждан нашей страны – какую помощь мы должны оказывать в поддержку специальным службам. Потому что сила специальной службы только в одном – в поддержке народа, на который он опирается. Понятно, что нельзя нам опускаться до какого-то неприятия в подозрении друг к другу. Дело в том, что террористическая деятельность она многогранна, и кто может оказаться террористом это известно одному Богу и тем, кто непосредственно их готовит. Единственно, что нам нужно делать – это обращать внимание на те рекомендации спецслужб, связанных с бдительным отношением к незнакомым предметам.

- Как конкретно гражданский сектор может оказывать содействие спецслужбам?

- Мы живем в частном секторе, в личном доме, а рядом кто-то сдает квартиру. Но наша бдительность при этом просыпается только после того, как этот некто, снимающий рядом квартиру, уже что-то сделал. И все соседи начинают говорить: «Так мы подозревали его! Вот он это и сделал!». Вот, к примеру, те ребята, которые проходят по происшествиям в Санкт-Петербурге, в Москве, те боевики, которые в прошлом и позапрошлом годах были здесь у нас ликвидированы, были осыпаны комментариями своего окружения, что они изначально вызывали все подозрения. Но если они это подозревали, почему они не могли обратить на это внимание того же домкома или участкового. Это же элементарно. И здесь играет ситуация: «Не я, и хата моя с краю».

Так не пойдет. Каждый человек должен сознавать, что защита государства в данной ситуации – это как защита собственного дома. И мы живем все вместе в этом государстве. И не будет значения русский ли я, кыргыз ли я или узбек, или кореец. Не имеет значение кто, потому что пуля и взрывное устройство не выбирают своих жертв по национальности, а выбирают по идеологии.

- Как вы при этом оцениваете работу спецслужб?

- В целом та работа, которая активно идет со стороны спецслужб не только Кыргызстана, но и мирового сообщества, она позволяет чувствовать себя стабильно и спокойно у нас в государстве. Аэропорт охраняется вооруженными людьми, но это стратегический участок, поэтому он так и охраняется. Это не о том случае, что вот-вот на нас нападут. Мы ходим в парк, в кино и не чуем никаких таких, скажем, активных вещей. В любом случае, террористическая угроза существует всегда. Весь вопрос в степени его угрозы. Аресты, задержания террористических групп, которые вот происходят сейчас, не получаются случайно. Это цепочка длительной конспиративной и агентурно-оперативной деятельности специальных служб, которая происходит, когда никто не видит и не слышит. Боевое задержание либо ликвидация боевиков выступает уже финалом всей конспиративной цепочки.

- Какие нужно предпринять меры гражданскому сектору и со стороны спецслужб, что предотвратить потенциальную угрозу терроризма?

- Как мы можем обеспечить безопасность? Возраст терроризма очень молод в пределах от 14 или 12 до 25 лет. Мы знаем, что в Сирии есть даже 6-7-летние юноши. И если задуматься, то они как раз те люди, которые через 10-15 лет станут во главе государства. Поэтому я думаю, что одна из мощнейших профилактических работ – это подготовка молодежи на государственные институты. Профилактические работы нужно вести именно в семьях, в детских садах, школах, чтобы уже на начальном этапе мы могли обезопасить себя на будущее от распространения и влияния радикальной идеологии.

- Можно ли объяснить тем, что поколение 90-х годов поддалось влиянию криминалистических и террористических течений из-за идеологической разрухи?

- Говорят, что поколение 90-х мы потеряли. Нет, мы никого не потеряли, потому что страна и люди на месте. Просто больший процент молодежи 90-х годов были потеряны в связи с экономическим ухудшением. Конечно, не было денег на идеологию, не было денег на достойное светское образование. Поэтому эту воспитательную нишу занимали радикалы, муллы и т.д. В то время у молодежи не было выбора и условий для проведения досуга, как пионерские лагеря и прочее. Но зато появились другие идеологические структуры, куда можно было прийти и самоутвердиться.

- Эта ситуации актуальна и сегодня. Как мы можем ей противостоять?

- Нужно вести подпольную борьбу, и она проводится. Но трудно дать ей конкретную оценку. Она должна быть постоянной. И нужно также популяризировать методические пособия спецслужб. Там все написано, что нужно делать при обнаружении подозрительных предметов и подозрительных людей. В институты и школы необходимо ввести предмет на подобии гражданской обороны.

При советском союзе мы боялись ядерного удара, но эта угроза и сейчас гипотетически существует. Каждый человек должен знать, как вести себя при угрозе техногенной безопасности, куда входит и террористическая угроза. На западе каждый ребенок знает, как действовать, если что-то взорвалось, потому что это наша действительность. И мы должны учить детей инструкциям, если, не дай бог, их взяли в заложники или случилось еще какая-то беда.

- Поднимался вопрос об участии Кыргызстана в миротворческих действиях в Сирии. Что можно сказать по этому поводу?

- По миротворческим мероприятия в Сирии существуют две точки зрения: надо ли нам там быть или не надо? И исходя из этих точек зрения каждый развивает свою теорию. Я бы сказал следующее, мы должны четко понять то, что наши офицерские силы и вооруженный состав не имеют практически никого боевого опыта, потому что крайние боевые действия у нас проходили в 1999-2000 годах. Сейчас происходит реформирование и военные силы страны приводятся к боевой готовности. Поэтому сказать, что они там будут достойно воевать, на этом этапе очень сложно. Понятно, что есть система подготовок, тренировок, программ, курсов и т.д., где людей готовят на определенный уровень. То есть мы должны быть готовы к тому, что сыновья нашей страны могут приехать обратно в цинковых гробах (прим. убитыми). Грубо говоря, отправляя своих детей туда, мы должны быть готовы к тому, что кто-то может пойти в цинк (прим. умереть). Общество само по себе должно понимать целесообразность и те жертвы, которые в этом случае будут. Хотя следует еще четко понимать, что те же люди находясь в боевых зонах Сирии, обретут неоценимый опыт. Они своими глазами увидят терроризм, и сюда приедут наиболее идеологически подготовленными.

Однако не стоит забывать, что это война. Надо следовать союзному долгу ОДКБ. Если мы будем принимать решение по этим миротворческим вещам, то все должно проходить на уровне Жогорку Кенеша открытым голосованием, чтобы весь народ видел принятие решения, и соответственно, у людей было понимание, что это необходимо в какой-то мере. Но это уже прямое втягивание Кыргызстана в сирийский конфликт.

Беседовала Нуркыз Сабырова

Ссылка на оригинал публикации : kabar.kg

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Если у вас есть аккаунт на сайте, пожалуйста, войдите.
Только зарегистрированные пользователи могут отправлять запросы в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста войдите.

Пока ни одного комментария...